Хирург пришивший девушке отрубленные руки, которой муж из-за ревности их отрезал. Как спасали девушку. Читаем…

Мы находимся на стыке специальностей: как травматологи, соединяем кости, сшиваем сухожилия, после этого сшиваем нервы, как нейрохирурги. Затем – сосуды, как сосудистые хирурги, уже как пластические хирурги занимаемся кожной пластикой. Я имею сертификаты по трем специальностям, и придется подтверждать все три, так как специальности «Микрохирургия» или «Хирургия кисти» у нас в стране не существует.

К сожалению, многие думают, что кистевая хирургия – это несерьезная специальность, пока самого подобная проблема не коснется. Для кого-то ерунда, если после пореза палец не сгибается, но доктор так считать не должен, он должен отправить к специалисту, который должен объяснить все “за” и “против” лечения, а пациент уже потом примет решение, нужно это ему или нет.

Холодная рука лежит отдельно, и вот она уже у человека – живая и теплая
– Почему вы выбрали именно эту область?

– Я заканчивал учебу в медицинском институте и работал медбратом в отделении кардиоревматологии – хотел быть кардиологом. Моя жена – терапевт, кардиолог и врач УЗИ. Два терапевта в семье было бы слишком (улыбается). Да и хирургия – это все-таки ремесло. Появилась возможность прийти сюда и посмотреть, и в первый день я увидел пересадку пальца с ноги на кисть. Я просто был поражен тем, как можно что-то взять и снова пришить. Это для меня была фантастика.

Это одна из прелестей нашей профессии – ты видишь результат сразу же. Когда рука лежит на подоконнике отдельно – такая холодная, бледная, а через несколько часов уже у человека – розовая и теплая. Ради этого стоит работать здесь!
– Вы сказали, что начало вашей работы пришлось как раз на 90-е…

– Много чего было в те годы, бывало, что возле операционной стояли бандиты с пистолетом и требовали: “Если вы сейчас срочно это не сделаете, поговорим по-другому”. Бывали и драки, буйные и пьяные поступают, оскорбляют, пытаются унизить, угрожают.

– А после таких ситуаций вы не хотели куда-нибудь уйти?

– Нам сложно куда-то уходить – просто некуда. Да и нет у меня таланта к коммерции. Если только баранку крутить. В 90-е некоторые наши врачи подрабатывали извозом, один работал в шиномонтаже, и зарабатывал больше, чем в больнице, но шиномонтаж.

– А как вы тогда справились?

– Больше работали. По 15 дежурств в месяц брали. Одно время было очень много взрывных травм, особенно в новогодние праздники. Пока не навели порядок на этом рынке, могли 20 человек в сутки прооперировать. Мы их называли “взрывники” – пальцы вдребезги, поражения глаз, тяжелые повреждения. Производственных травм сейчас меньше, но новый тренд – в болгарку заряжают диск от циркулярной пилы.

– Кстати, а как ваше отделение встретило Новый 2018 год? Пациенты были?

– Были. И не смотря на все, все-таки трое поступили с взрывными травмами. Один с довольно тяжелой.

– А сколько длилась ваша самая долгая операция?

– 16 часов. Парень ампутировал пальцы тестоделителем в пекарне.

– Помните свою первую операцию?

– У человека была ампутация пальца, и нужно было пересаживать кожу. Это было 22 года назад. Думал, зачем я в это влез. Это шутка, конечно.

Кистевая хирургия не развивается, а регрессирует
– Что для вас рука? Вы можете пожать руку своему пациенту?

– Всегда так делаю. Рука – это прежде всего рабочий орган. На первый взгляд кажется, что она просто устроена, но на самом деле в простом движении задействовано много мышц, сухожилий, суставов. Поэтому я и говорю: пришить не так сложно, заставить все это двигаться потом гораздо сложнее. Это еще один орган чувств.

– Получается, что у вас не такая драматичная работа?

– Да, люди без пальцев не умирают, поэтому мы жизни не спасаем, но мы улучшаем их качество. Одному летчику 39 лет помогали собрать руку, сейчас он командир экипажа и летчик-инструктор экстра-класса.

Конечно, бывают и обидные ситуации, когда мальчишке 19 лет кисть привезли замороженной, и мы просто не смогли с ней ничего сделать. То есть, не всегда все пришивается, часто бывают осложнения. Но пытаемся сделать максимум.

– Скажите, а вам вот эти пальцы и руки по ночам не снятся?

– Одному нашему доктору снилось, что он приставляет, а они сами прирастают. У меня такого не было. Но я обхожу стороной движущиеся механизмы, а когда сын начал баловаться с фейверками, показал, что может быть с рукой.

– А как сейчас развивается кистевая хирургия?

– Она не развивается, она регрессирует. Хирургия конечностей сейчас в загоне, она вообще не финансируется. Эта специальность всегда держалась на энтузиазме отдельных личностей.

Сегодня врачам просто некогда работать с больными – они все время пишут, несмотря на помощь компьютера, операционным сестрам кроме своих прямых обязанностей приходится заполнять гору различных журналов. Я был на стажировках в европейских странах, в США, в Южной Корее и видел, что там создаются условия, чтобы врачи работали и приносили больнице деньги. У нас же, наоборот – все вопреки.

– Теперь эта история привлекла внимание к вашей работе.

– Пошумят две недели и забудут. А мы также продолжим работу, реабилитацию. Мы своих пациентов не бросаем.

ПОНРАВИЛОСЬ? ПОДЕЛИСЬ С ДРУЗЬЯМИ!

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

Хирург пришивший девушке отрубленные руки, которой муж из-за ревности их отрезал. Как спасали девушку. Читаем…